В Саратове адвокат просит генпрокурора и главу СК изучить очередное дело о педофилии

12978

5 июля, 15:26

Саратовский адвокат Светлана Белова выступила с открытым обращением в адрес руководителей СК РФ и Генпрокуратуры. Она просит Александра Бастрыкина и Игоря Краснова разобраться и дать объективную оценку уголовному делу своего доверителя, жителя поселка Ровное Анатолия Иленева.

Иленев обвиняется по ч. 2 ст. 135 УК РФ (развратные действия, совершенные в отношении лица, достигшего 12-летнего возраста, но не достигшего 14-летнего возраста); преступление он якобы совершил ночью 5 февраля этого года у себя дома в отношении 13-летней подруги своей 10-летней дочери. Сейчас материалы дела уже рассматриваются в суде.

Однако Белова считает обвинения "необоснованными и бездоказательными", а строятся они, по ее мнению, "на противоречивых показаниях склонного к фантазированию подростка". При этом "следствие (расследованием занимался СО по городу Энгельсу СУ СКР - прим. ред.) и надзиравшая за расследованием прокуратура не желали объективно разбираться в ситуации", отмечает защитник.

"Мать потерпевшей обратилась с заявлением в правоохранительные органы лишь по прошествии 6 дней, хотя дочь рассказала ей свою историю сразу по возвращении домой. Такое поведение в судебном заседании она объяснила тем, что не верила своей дочери, искала экспертное учреждение, чтоб проверить ее на полиграфе, то есть подозревала, что она может обмануть, оговорить человека. Но в силу возраста она не смогла ее проверить на полиграфе, и тогда предложила Иленеву пройти полиграфическое исследование, который сразу же согласился. Результаты оказались отрицательные.

В процессе расследования уголовного дела и до настоящего времени Иленев полностью отрицает свою вину, и его невиновность подтверждается его первоначальными и неизменными показаниями, показаниями его супруги и дочери, заключением комиссии экспертов в отсутствии у него склонности к педофилии…

С момента так называемого происшествия до обращения в Следственный комитет по городу Энгельсу семья Иленевых в присутствии матери пыталась выяснить у потерпевшей причину ее поведения, почему она решила оговорить Иленева. На что она ничего не поясняла им, даже не описывала сообщаемые ею события, но при этом выходила в этот момент на улицу и весело проводила с друзьями время.

То есть поведение девочки в этот момент свидетельствовало не о правдивости ее слов, а наоборот - подтверждало подозрения Иленева об оговоре с ее стороны.

В этой связи отдельного внимания заслуживают обстоятельства, а особенно место совершения преступления.

Моему доверителю инкриминируется совершение ночью 5 февраля в период с 2.50 до 5.00 у себя дома развратных действий. Но, по меньшей мере, часть их, по словам подростка, произошла в детской спальне, на кровати, где помимо потерпевшей, лежала и дочь самого Иленева. После этого девочка убежала из дома Иленева в 5 часов утра, но не к себе домой, а к своему молодому человеку-ровеснику.

Как утверждает сама потерпевшая, она лежала на кровати вместе с дочерью Иленева. Но если бы он начал совершать инкриминируемое преступление, то его дочь, как минимум бы, проснулась и увидела происходящие события. На кровати, судя по ее размерам, Иленев - в силу своего телосложения, веса и роста - не мог совершить данное преступление, так как на ней он не мог поместиться физически, тем более там уже лежали две девочки, а потерпевшая не могла видеть то, что описывает. Но это обстоятельство у следствия не вызвало никаких сомнений.

Хочется отметить и время совершения преступления. Потерпевшая говорит о периоде с 02.50 до 05.00. Однако, исходя из детализации номера ее телефона, она практически постоянно разговаривала по телефону со своим другом; длительность каждого разговора составляла около 30 минут. При этом разговор, как поясняет сам мальчик, был на отвлеченные темы, но не про совершенное преступление. А в то время, в которое она не разговаривала по телефону, супруга Иленева еще не спала и находилась в соседней комнате, напротив детской, на расстоянии полутора метров. Потерпевшая не смогла пояснить, почему она не позвала ее на помощь, почему не разбудила лежащую возле дочь Иленева, не подошла сразу к жене Иленева и не пожаловалась. Хотя у них были доверительные отношения - потерпевшую они фактически воспринимали, как родную дочь, и ранее она неоднократно оставалась у них на ночь. Все это вызывает серьезные сомнения в наличии самого события преступления и подтверждает невиновность моего доверителя.

На допросе в судебном заседании мать потерпевшей пояснила, что у нее очень теплые отношения с дочерью. Но при этом не смогла пояснить, почему ее дочь, с которой у нее дружеские доверительные отношения, зная, что она в данной ситуации - жертва, не пошла к себе домой сообщить матери о ситуации, а направилась к своему другу, где провела время до 14 часов дня. А на вопрос, как ведет себя дочь в той или иной стрессовой ситуации, то есть при испуге, мать отказалась отвечать на вопрос, воспользовавшись 51 статьей Конституции (!).

Следствием было проигнорировано поведение и самой потерпевшей на допросе (проводился посредством видеофиксации): она демонстрировала полнейшее спокойствие, постоянно улыбалась. На очной ставке с Иленевым она совершенно спокойно пересказывала описанные ею события, при этом смотрела на обвиняемого, улыбаясь.

А на очной ставке с дочерью обвиняемого следователь и вовсе задавала потерпевшей наводящие вопросы с целью скрыть противоречия с показаниями, данными на допросе. И интересно то, что на вопрос дочери Иленева, зачем она оговорила ее папу, жертва взяла 51-ю статью Конституции (!).

Предварительное расследование было проведено поверхностно, без цели установить истину по делу, с нарушением права на защиту (ходатайства защиты неоднократно необоснованно отклонялись), без надлежащей и полной проверки представленных доказательств.

На стадии следствия не проводился ряд важных для установления истины очных ставок, не проведена лингвистическая экспертиза по видеозаписи допроса потерпевшей с целью установления достоверности ("правдивости") показаний, индивидуально-психологических особенностей допрашиваемой (ее склонности к фантазированию, повышенной внушаемости) и ее эмоционального состояния, психологического воздействия на допрашиваемую (например, со стороны матери).

Психолого-психиатрическая экспертиза проведена не в полном объеме, ответы на поставленные вопросы следователя в заключении отсутствуют. В заключении комиссия экспертов описывает противоположные личностные качества потерпевшей, которые свидетельствуют о наличии склонности к повышенной внушаемости, фантазированию и лжи. Комиссией диагностирован у потерпевшей неустойчивый уровень самооценки, стремление укрепить ее через популярность окружения. Данный факт является описанием демонстративной акцентуации личности подростка, что может свидетельствовать о способности прибегать к преувеличению событий и лжи с целью удовлетворить свою потребность во внимании и сопереживании.

Органами следствия в удовлетворении ходатайства о назначении дополнительной либо повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы с привлечением специалиста-психолога, имеющего опыт работы с подростками, было отказано без указания обоснованности причин отказа - следователь ограничилась общими фразами.

В рамках предварительного расследования потерпевшая в своих показаниях указывала, что она в момент якобы совершаемого Иленевым преступления, разговаривала по телефону со своим другом, который утверждает, что слышал разговор между потерпевшей и подсудимым. Я по согласованию с подзащитным выступила с ходатайством в суд об истребовании записей телефонных переговоров. Следователь удовлетворила ходатайство, но в постановлении указала только истребование детализации звонков между потерпевшей и мальчиком. Повторное ходатайство об истребовании именно записи разговоров было отклонено по мотивам наличия детализации.

В настоящее время в Саратовской области чрезвычайно остро стоит проблема необоснованного предъявления обвинений в преступлениях сексуального характера, совершенных в отношении несовершеннолетних. Данная категория дел зачастую расследуется с вопиющими нарушениями УПК, в результате чего риски привлечения к ответственности и осуждения невиновных лиц возрастают неимоверно. Эту проблему обострила ситуация вокруг оправдательного приговора апелляционной инстанции, вынесенного 30 мая жителю города Балаково Николаю Сысуеву.

В нашем случае обвинение строится на противоречивых показаниях склонного к фантазированию подростка, а следствие и надзиравшая за расследованием прокуратура не желали объективно разбираться в ситуации. В результате Анатолий Иленев рискует быть приговоренным к длительному сроку лишения свободы.

Я очень прошу дать правовую оценку органам следствия и надзора, взять уголовное дело под личный контроль, вернуть его на доследование и провести тщательную детальную проверку каждого доказательства", - говорится в видеообращении адвоката Светланы Беловой.

Напомним, упомянутый в видеообращении адвоката балаковец Николай Сысуев 30 мая был признан невиновным по обвинению в сексуальном насилии над трехлетней девочкой.

Он назвал себя жертвой оговора родителей ребенка, а причиной их действий - конфликт, произошедший после празднования его 45-летия.

Добиться справедливости, говорил он, удалось только благодаря огласке и поддержке общественности, а следствию, прокуратуре и суду фактически оказалось достаточно заявления родителей девочки.

В итоге балаковец провел в СИЗО год и 15 дней, дважды прошел через рассмотрение его дела в суде первой инстанции и дважды в апелляционной, а его семья, чтобы нанять адвокатов, продала пятикомнатную квартиру, автомобиль и залезла в кредиты на 3 млн рублей.

В открытом видеообращении Сысуев рассказал руководителю СК РФ Александру Бастрыкину и генпрокурору Игорю Краснову не только о многочисленных нарушениях, допущенных в ходе расследования уголовного дела и надзора за ним, но и о вымогательстве у него взятки за принятие отказного решения.

По версии Сысуева, за закрытие дела с него запросили 3 млн рублей, а когда он отказался, буквально на следующий день ему предъявили обвинение, а следователь по делу угрожал его супруге. Взятку якобы вымогал тогдашний руководитель СО по городу Балаково; по словам правозащитницы Натальи Караман, эту должность тогда занимал Роман Георгица (в период службы в Ленинском СО у него в подчинении некоторое время состоял нынешний руководитель СУ СКР Анатолий Говорунов).

С учетом всего этого Николай Сысуев заявил, что доверия местным СУ СКР и прокуратуре области (их возглавляют Анатолий Говорунов и Сергей Филипенко соответственно) у него нет.

Две недели назад, 24 июня, Балаковский райсуд отказал Сысуеву в принятии иска к прокуратуре с требованием принести извинения (данное решение обжалуется в апелляции).

Судья Андрей Зарубин, который при первом рассмотрении уголовного дела истца дал ему 14 лет, удовлетворился тем, что прокурор района Александр Бурлаченко представил копию извинений перед оправданным балаковцем, которые он на тот момент не получил.

"Мне кажется, прокуратура должна разместить информацию о моем оправдании и реабилитации на своем официальном сайте. Раз они так любят отчитываться о том, что добились в суде признания виновными того или иного лица, пусть имеют мужество так же публично и признать свои ошибки. А с учетом тяжести обвинений в мой адрес я жду, что извинения принесет прокурор области Сергей Филипенко и сделает это публично", - заявил 1 июля Николай Сысуев, комментируя позицию областного надзора.

Вчера стало известно, что прокуратура области обжаловала оправдательный приговор облсуда по делу Сысуева. Несмотря на то, что надзорное ведомство принесло мужчине извинения в связи с необоснованным уголовным преследованием, прокуроры до сих пор считают верным решение первой инстанции, приговорившей Сысуева к 14 годам лишения свободы (гособвинение просило приговорить его к 17 годам).

Материал подготовили Константин Халин и Андрей Триадский

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.79 1 2 3 4 5

Главные новости