Избиения на проспекте. Еще один пострадавший от рук полиции выступил с обращением

11038

24 июня, 13:32

В редакцию ИА "Взгляд-инфо" обратился еще один житель Саратова, ставший жертвой применения насилия со стороны сотрудников полиции. Александр Шмодин рассказал, что его избили те же двое полисменов и при аналогичных обстоятельствах, что и другого саратовца - Олега Линькова.

Напомним, две недели назад, 9 июня, 28-летний Олег Линьков выступил с открытым обращением к руководителю Следственного комитета Александру Бастрыкину и генпрокурору РФ Игорю Краснову. Поводом для этого послужило уголовное дело, возбужденное в отношении него по ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти и угроза применения такого насилия). Однако, как заявил сам молодой человек, процессуальное решение принято необоснованно. По его мнению, он сам стал жертвой неправомерных действий сотрудников полиции, которые избили его (инцидент случился 29 апреля возле ресторана "Макдоналдс" на проспекте Столыпина), чем "явно превысили свои полномочия".

В своем обращении Линьков говорил о недоверии руководству правоохранительных органов региона (облпрокуратуры и СУ СКР, которые возглавляют Сергей Филипенко и Анатолий Говорунов соответственно), поэтому вынужден обратиться напрямую к Краснову и Бастрыкину.

Спустя несколько часов после публикации обращения СУ СКР распространило пресс-релиз, в котором говорилось о том, что уголовное дело возбуждено не только в отношении избитого, но и в отношении сотрудников полиции - по п.п. "а, б" ч.3 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и специальных средств).

Как рассказал нашему изданию Александр Шмодин, похожая история произошла с ним пятью днями ранее – 24 апреля. В отношении мужчины первоначально возбудили уголовное дело по ст. 318 УК РФ, а его заявления о превышении должностных полномочий полицейскими были проигнорированы.

Это, рассказал пострадавший, заставило его обратиться в редакцию ИА "Взгляд-инфо", чтобы иметь возможность достучаться до Александра Бастрыкина и Игоря Краснова.

"После вашей публикации о другом пострадавшем Олеге Линькове я нашел его в социальных сетях. Оказалось, что меня избили те же сотрудники, что и его. При этом свою вину они не признают, но следствие избрало им самую мягкую меру пресечения - подписку о невыезде, несмотря на то, что ч. 3 ст. 286 УК РФ относится к категории тяжких, и по ней обычно хотя бы помещают под домашний арест.

Более того, эти полицейские (их фамилии имеются в распоряжении редакции - прим. ред.). по одной из версий, на постоянной основе обеспечивали показатели для следственного отдела по Фрунзенскому району СУ СКР по выявлению и раскрытию преступлений по ст. 319 и 318 УК РФ. Так что, делают статистику, чтобы обеспечить ведомству хорошие позиции среди других региональных управлений СК?

Этих полицейских с проспекта во Фрунзенском СО хорошо знают и относятся к ним лояльно, поэтому, наверное, в качестве благодарности за проделанную работу их не стали задерживать и заключать под стражу по делу Линькова.

Эти полицейские, как я думаю, действуют всегда одинаково: встречают на улице подвыпивших людей или с банкой-бутылкой алкоголя, распыляют им в глаза перцовый газ, а потом снимают реакцию на телефон или видеорегистратор, дожидаясь, пока от боли люди начнут их оскорблять или угрожать. В этом плане их можно назвать "профессиональными потерпевшими", - пояснил он.

В своем обращении к руководству Следственного комитета и Генпрокуратуры, которое Александр Шмодин попросил нашу редакцию опубликовать, он заявил следующее:

"24 апреля 2022 года около 16.20 я находился на проспекте Столыпина города Саратова вместе со своей супругой. Мы стояли напротив кафе "Макдоналдс" и беседовали с нашей знакомой. В руках у меня была закрытая банка пива, из которой я даже не пил, а в указанный день алкогольные напитки не употреблял и был трезвым. В этот момент к нам подошли двое сотрудников полиции в форменном обмундировании и потребовали у меня документы, удостоверяющие личность. При этом сами они в нарушении ч. 4 ст. 5 ФО "О полиции" не представились, служебные удостоверения не предъявили. Я ответил, что документов у меня с собой нет, на что сотрудники МВД предложили пройти с ними в отдел полиции, но с какой целью, не пояснили.

Я попросил их отпустить мою супругу домой, а я проследую с ними. Они заявили, что моя жена тоже пойдет с ними, на что я ответил им, что раз я ничего не нарушил, мою супругу не отпускают домой, то и я с ними никуда не пойду. На это один из полицейских достал баллончик со слезоточивым газом, однако использовать его не стал. Некоторое время мы обсуждали с ними сложившуюся ситуацию, но никакого сопротивления я не оказывал.

Несмотря на это, полицейские повалили меня на землю, применили ко мне наручники и распылили в глаза газ из баллончика. Один из них стал наносить мне удары по туловищу; в это время я кричал, чтобы он остановился и перестал меня бить, но он продолжил меня избивать ногами, а затем схватил за горло. Моя жена стала кричать на полицейских, требуя прекратить избивать меня.

После этого полицейские подняли меня и в наручниках отвели в отдел полиции №6. Там полицейский, который больше всего усердствовал, применяя ко мне насилие, подвесил меня наручниками на решетку.

В итоге органы СУ СКР по Саратовской области (СО по Фрунзенскому району) возбудили в отношении меня уголовное дело по ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти и угроза применения такого насилия). Но потом ее переквалифицировали в ч. 1 ст. 319 УК РФ (оскорбление представителя власти), так как, видимо, сами поняли, что дело шито белыми нитками, но в суд что-то надо направлять. Сам я не отрицаю, что ругался на полицейских. Но кто бы на моем месте смог бы сдержаться?

А вот мои доводы и заявления о применении ко мне необоснованного насилия во внимание приняты не были, уголовное дело в отношении сотрудников полиции не возбудили, хотя все телесные повреждения, полученные мной, официально зафиксированы экспертизой.

Бездействие органов следствия в части правовой оценки действий полицейских, как мне кажется, связано с тем, что избившие меня стражи порядка делают для СУ СКР по Саратовской области статистику по двум видам преступлений (по оскорблению представителей власти и применению насилия к представителю власти) и выступают потерпевшими по целому ряду подобных уголовных дел. Не исключено, что своими действиями они сами провоцировали граждан, так как, когда тебя избивают ногами, дубинкой, душат, трудно не выругаться и не оказать сопротивление, тем более, когда ты уверен, что действия полицейских незаконны и необоснованны.

Уважаемые Александр Иванович и Игорь Викторович! Убедительно прошу разобраться в ситуации - дать правовую оценку действиям указанных полицейских, их роли в формировании статистики раскрываемости преступлений сотрудниками СУ СКР по Саратовской области и бездействию последних, которое напоминает попытку укрыть совершение тяжкого преступления".

ИА "Взгляд-инфо" предлагает всем пострадавшим при похожих обстоятельствах от рук сотрудников отдела полиции №6 обратиться в нашу редакцию (адрес электронной почты - red.vzsar@gmail.com). В названии писем указывайте "Полиция на проспекте Кирова".

Ссылки по теме:

Избитый полицией саратовец просит защиты у Игоря Краснова и Александра Бастрыкина

Избиение на проспекте. После обращения к Бастрыкину и Краснову дело возбудили и на полицейских

Материал подготовил Константин Халин

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.31 1 2 3 4 5

Главные новости