Смертельный визит в полицию. Сестра погибшего просит о помощи Бастрыкина и Краснова

9177

30 июня, 08:30

Жительница Петровского района Саратовской области Елена Попова выступила с открытым видеообращением к руководству СК РФ и Генпрокуратуры.

По ее словам, несколько дней назад из отдела полиции Петровска в больницу с травмой головы и в состоянии комы был доставлен ее 44-летний брат. Когда полицейские его задерживали, мужчина был в полном порядке, а в итоге скончался в больнице - на фоне отека мозга во время операции (с учетом тяжелого состояния пациента врачи направили его в Саратов). По словам сестры, у брата отказало сердце.

Елена Попова винит в случившемся сотрудников местного отдела МВД. Она полагает, что речь, как минимум, идет о преступной халатности, но не исключено и то, что именно полицейские нанесли ее брату тяжелую травму, которая оказалась смертельной.

Обращаясь к главе СК РФ Александру Бастрыкину и генпрокурору Игорю Краснову, жительница Саратовской области просит разобраться в ситуации, привлечь виновных к ответственности и взять дело под личный контроль.

"Уважаемые Александр Иванович и Игорь Викторович! Я - Попова Елена Викторовна, житель села Кожевино Петровского района Саратовской области - вынуждена обратиться к вам за помощью. В нашей семье произошла трагедия, и в случившемся, я уверена, виноваты сотрудники полиции, поэтому, чтобы ситуации была дана объективная оценка, мне приходится выступать с этим видеообращением.

В апреле 2022 года моему брату Рудакову Александру Викторовичу был выписан штраф в размере 500 рублей за нахождение в нетрезвом виде в городе Петровске. После этого он уехал в Саратов на работу. Наш участковый полиции позвонил ему, чтобы тот приехал 13 июня на суд по административке. Но когда брат прибыл в суд, ему пояснили, что документов по его делу нет, поэтому он поехал домой в Петровский район.

Через день ему опять позвонил участковый полиции и спросил, почему брат не приехал на суд. Александр сказал, что был там, но документов у них не оказалось.

20 июня в 16.00 по адресу село Кожевино, улица Рабочая, дом 47, где проживал брат и наша мать, приехали полицейские. Они посадили брата в машину и увезли.

Также в полицейской машине находилась жительница села Кожевино Татьяна Блинкова. Она потом рассказала, что полицейский сильно кричал на моего брата, угрожал, что, когда привезут в участок, он разобьет ему все лицо. Полицейские ругались, говорили: "Почему мы должны за тобой ехать?" Татьяна Блинкова также рассказала, что их привезли в суд в Петровск, потом брату надели наручники и увезли на другой машине. Она спрашивала, почему кричат на него, и просила, чтобы их отпустили вместе, но полицейский сказал ей, что мой брат будет ночевать в отделе.

Утром (около 9.30) 21 июня я позвонила в отдел полиции Петровска, и мне ответили, что брата отпустят 22 июня. Но 22 июня после 16.00 он не пришел домой. Я позвонила в отдел, и мне сказали, что он в реанимации, у него белая горячка, и бросили трубку. Откуда может быть белая горячка, когда он не пил, а ездил на суд, находился в отделе полиции с 20 июня?

Тогда я позвонила в больницу Петровска, и они подтвердили, что брат у них. Утром 23 июня я поехала в больницу - в реанимацию к брату. Врач сказал, что днем ранее, в обед, его привезли полицейские в состоянии комы 2-й степени, и что у него отек мозга.

А в 18.00 мне позвонил врач и сказал, что за братом приедут врачи из Саратова. За ним приехали и увезли в больницу в Саратов. В 23.30 я узнала, что его повезли на операцию, а рано утром следующего дня позвонила наша мама и сказала, что операцию провели, но сердце остановилось.

Когда мне удалось осмотреть тело брата, то на нем не оказалось креста, я обратилась в отдел полиции Петровска. Там я услышала, как начальник отдела кому-то крикнул: "Вы что, не могли уследить за ним?" То есть речь шла о брате. В кабинете мне отдали цепочку с крестом, в кабинете находились Соловьев Олег (не знаю, в какой он должности сейчас) и начальник изолятора. Они меня спросили: "Вы что думаете, что его били?".

Я спросила: "А откуда у него гематома на голове?". Они ответили, что здесь уже 10 лет никого не бьют, потому что установлены 16 камер. Но видео, где ему стало плохо, мне не показали. Потом начальник изолятора сказал, что мой брат в камере ходил, пил воду и разговаривал с унитазом. Я так поняла, он имел в виду, что у него была рвота. Так почему они не вызвали скорую, видя, что ему плохо? Потом сказал, что брат стал садиться на колени, пришла медсестра, и они его увезли в больницу. Полицейские сказали, что он все равно бы умер, потому что он - пьяница.

Нам выдана справка о смерти брата, в которой указано, что причина смерти - травма головы, контакт с тупым предметом 22 июня.

Из сложившейся ситуации следует, что как минимум речь может идти о халатности сотрудников полиции, а как максимум - о превышении должностных полномочий с применением насилия и причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть.

Ведь когда брата забирали в полицию, он был жив, здоров и трезв. А потом откуда-то появилась травма головы, от которой он и умер. Причем врачей ему сразу не вызвали, а когда он был уже в коме, его погрузили в полицейскую машину и так повезли в больницу.

Я прошу провести по изложенным фактам тщательную проверку и привлечь виновных в смерти моего брата лиц к ответственности. Я опасаюсь, что эта трагедия не будет иметь для виновных последствий, что все представят, как несчастный случай.

Очень прошу вас, Александр Иванович и Игорь Викторович, разобраться в ситуации и взять дело под личный контроль", - говорится в тексте обращения.

UPD.

Как сообщила пресс-служба СУ СКР, Аткарский межрайонный СО начал по изложенным в обращении Елены Поповой фактам доследственную проверку.

Ссылка по теме:

Смерть саратовца после посещения ИВС. Официальная позиция ГУ МВД

Материал подготовили Андрей Триадский и Константин Халин

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 5 1 2 3 4 5

Главные новости