Аналитика. Дело министра войдет в хрестоматию саратовского правосудия

13777

26 февраля 2023, 08:01

Саратовский областной суд 9 марта в третий раз начнет апелляционное рассмотрение знакового и резонансного дела бывшего министра информатизации Ларисы Кузнецовой и ее мужа Олега Козлова, обвиняемых в получении взяток от предпринимателя Юрия Аверкина. Уголовное преследование супругов и связанные с ним разбирательства стали характерными приметами времени, зафиксировавшими энтропию региональной судебно-надзорной системы и влияние волатильной политической конъюнктуры на правовые оценки одних и тех же обстоятельств, а соответственно, и судьбы людей. Уже мало, кто в Саратове помнит, в чем конкретно обвиняют Кузнецову и Козлова, но за вереницей прокурорских представлений и взаимоисключающих судейских решений внимательно следят в политических кругах и юридическом сообществе. ИА "Взгляд-инфо" решило восстановить хронологию с учетом новых данных и поразмышлять о причинах этой поразительной изменчивости. Фоном и одновременно концептуальной особенностью нашего повествования станет заявление Верховного суда России, признавшего саратовских судей самыми жестокими в стране и чуждыми общефедеральному курсу на гуманизацию.  

Фаворит губернатора и второй человек в "обкоме"

Министр Лариса Кузнецова, выпускница СГЮА, фаворитка губернатора Валерия Радаева и восходящая звезда "Единой России" (успела поруководить исполкомом партии, а это второй по значимости пост в "обкоме"), стала фигурантом уголовного дела в 2019 году.

СУ СКР, в производстве которого находились материалы, не придавало огласке ход следствия и сам факт предъявления обвинений. Региональное правительство в тот период тоже хранило молчание: репутационные риски были очевидны, раз речь шла о коррупционных преступлениях. 

В публичной сфере сведения появились лишь 26 апреля 2020-го, когда областная прокуратура опубликовала на официальном сайте релиз о передаче уголовного дела в Октябрьский райсуд Саратова для рассмотрения по существу.

Из сообщения надзора следовало, что Кузнецова и ее муж обвиняются по ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки) и ч. 4 ст. 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве).

Министр Лариса Кузнецова заботилась о губернаторе Валерии Радаеве

Преступления, по данным прокуратуры, совершались "с сентября 2013-го по февраль 2017-го", когда Кузнецова работала министром информатизации и замминистра экономического развития.

По версии гособвинения, предприниматель (имя его в релизе не называлось; впоследствии журналисты выяснили, что это был Юрий Аверкин) передал супругам в общей сложности 13,4 млн рублей "за беспрепятственное осуществление им деятельности в помещениях, занимаемых МФЦ, и дальнейшее покровительство его бизнеса".

Кузнецова настаивала на своей полной невиновности, ее адвокат Елена Сергун заявляла, что "нет ни одного доказательства передачи денег" министру.

Защита склонялась к позиции, что дело возбудили только по показаниям одного лица – того самого Аверкина, чьи доказательства были "сфабрикованы". 

Оправданы за отсутствием события преступления

Судебный процесс, практически не имевший откликов в прессе, продолжался 11 месяцев и закончился 2 апреля 2021 года сенсационной развязкой.

Судья Анна Тихонова полностью оправдала Кузнецову и Козлова - за отсутствием события преступления и с правом на реабилитацию, что считается для подсудимых идеальной правовой ситуацией.

Отсутствие события, в отличие от состава, фактически констатирует, что уголовное дело было надуманным и абсолютно беспочвенным.

Учитывая, что прокуратура, возглавляемая Сергеем Филипенко, в прениях требовала для обоих обвиняемых по 10 (!) лет колонии, нетрудно представить, какие имиджевые потери понес саратовский надзор.

Уже 2 июня Кузнецова по приглашению губернатора Радаева возвращается на пост замминистра экономики – оказалось, что с момента возбуждения уголовного дела до оправдательного приговора она сохраняла должность и просто находилась в отпуске без сохранения зарплаты.

По словам министра Андрея Разборова, ей доверили курировать реализацию национального проекта по линии повышения производительности труда.

Лариса Кузнецова стала первой (как позднее станет понятно, единственным) чиновником высокого ранга, который после обвинений в коррупционных преступлениях вернулся на работу в региональное правительство – настолько важна была эта фигура для Валерия Радаева.

Прокуратура не смирилась с поражением и обратилась с апелляционным представлением (это сейчас подчиненные Филипенко либо не подают, либо отзывают в последний момент свои апелляции по громким делам) в Саратовский областной суд.

И вот уже 24 июня инстанция (в коллегию входили: председательствующий судья Олег Дьяченко, судьи Наталья Савицкая и Александра Попова) отменяет оправдательный приговор и отправляет дело на новое рассмотрение в Октябрьский райсуд. В тот же день Лариса Кузнецова уволилась из правительства, Валерий Радаев в защиту подчиненной не высказался.

"Классический прокурорский типаж", антипод Ландо

На новом процессе дело распределили Александру Ермолаеву, получившему назначение федеральным судьей всего двумя годами ранее, в декабре 2018-го.

10 лет. Судья Ермолаев - то, что прокурор прописал

Персона этого судьи заслуживает общественного внимания по нескольким причинам. Во-первых, из-за биографических деталей и пути в профессию. Во-вторых, из-за особенностей "уклона" правосудия. В-третьих, как эпизод в контексте логики самого дела Кузнецовой-Козлова.  

Ермолаеву сейчас 38 лет. Окончил СГАП (ныне СГЮА), учился в аспирантуре, защитил кандидатскую диссертацию. В апреле 2009 года стал помощником депутата Саратовской областной думы от "Единой России", что, если следовать официальной биографии, дало старт его академической карьере и привело к обретению первых управленческих должностей.

С сентября 2009 года трудился преподавателем кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права в СГАП, параллельно занимая кресло заместителя Александра Ландо, директора Института законотворчества.

По воспоминаниям сотрудников Института, молодой управленец был антиподом своего опытного наставника, представляя собой "классический прокурорский типаж", подходящий в будущем для работы гособвинителем (редакции не удалось найти ни одного оправдательного приговора, вынесенного федеральным судьей Ермолаевым). Ландо же в то время имел реноме правозащитника с гуманистическим флером, пусть и системного, склонного к "большим и малым компромиссам".       

Затем Ермолаев работает в Саратовском областном суде: сначала – секретарем судебного заседания отдела по обеспечению рассмотрения жалоб в порядке надзора, а с января 2012 – помощником судьи.

В июне 2016 года состоялось заседание квалификационной коллегии судей Саратовской области, где его кандидатура была одобрена для назначения на должность мирового судьи участка №2 Саратовского района. Не возражал и региональный парламент, который является регулятором кадровой политики областной мировой юстиции.

25 мая 2018 года ККС в секретном режиме удовлетворила прошение Ермолаева о рекомендации уже в федеральные судьи – была вакантна должность в Октябрьском райсуде.

СМИ присутствовали на этом заседании, однако претендент настоял на удалении журналистов из зала перед тем, как началось обсуждение его биографии и профессиональных навыков.

Какие это навыки, смогли 31 января 2022 года сполна оценить Лариса Кузнецова и Олег Козлов – это был день приговора на повторном процессе.  

СГЮА: когда заявители знакомы с судьями

Прокуроры, как и при первом рассмотрении дела, в прениях просили для обвиняемых по 10 лет лишения свободы. На их позицию не повлияло и то, что "пропали" почти 2 млн рублей – гособвинитель, по словам адвоката Елены Сергун, вынужден был "уменьшить сумму вменяемой взятки из-за того, что факты передачи денег не подтверждаются".

"Все доказательства и пояснения стороной защиты представлены в письменном виде. Мы не можем повлиять только на два обстоятельства: полноту описательно-мотивировочной части приговора и "политические" и кадровые "веяния" за окном", - комментировала Сергун 21 января прошлого года ход процесса под председательством Ермолаева.

И спустя 10 дней он дал Кузнецовой 10 лет, а Козлову – 8. Также обоим был назначен штраф в трехкратном размере суммы взятки - более 35 млн рублей каждому.

На этом сенсации не закончились – самое интересное и деликатное прозвучало 9 июня 2022-го в Саратовском облсуде (в коллегию входили председательствующий Алексей Ветчинин, судьи Екатерина Сорокина и Павел Спирякин) при рассмотрении апелляционных жалоб и представлений.

Защита настаивала на полном оправдании, прокуратура – на повторном рассмотрении, при этом подчеркивая, что к сути обвинительного приговора претензий нет.

Адвокаты заявили, что судья Ермолаев прекрасно знаком с заявителем по делу Аверкиным (по преподавательской работе в СГЮА), но почему-то не попросил об отводе, когда рассматривал дело. Олег Козлов добавил, что его познакомил с Аверкиным замзавкафедрой уголовного права СГЮА Александр Блинов (по версии подсудимого, Блинов – друг Аверкина). Подчиненным же Блинова, сказал Козлов, является преподаватель кафедры судья Ермолаев, что наводит на мысли о возможной ангажированности и пристрастности повторного разбирательства в Октябрьском райсуде.

Круг замкнулся, и коллегия облсуда, изучив шокирующие сведения, постановила: обвинительный приговор, вынесенный Ермолаевым, отменить и вернуть дело прокурорам для устранения нарушений.

Кому нужна истина по делу?

Дальнейшие события вокруг Кузнецовой больше напоминают спортивное (кстати, а как там с fair play?) соревнование участников процесса, а не поиск истины по делу: кажется, что вопрос, брала ли министр  миллионы у Юрия Аверкина, беспокоит стороны в меньшей степени, чем корпоративные интересы.

Подтверждением этой гипотезы стало то, что прокуратура обжаловала в Первой кассации (жалобу единолично рассматривал судья Владимир Плюхин) определение облсуда об отмене обвинительного приговора и возврате дела.

Надзор настаивал на третьем (!) по счету апелляционном рассмотрении материалов в облсуде, и Плюхин, несмотря на отчаянные возражения защиты, пошел ему навстречу.

Адвокаты 16 декабря подали жалобы в Верховный суд на решение Первой кассации. И вот, как выяснилось, высшая судебная инстанция отказала в принятии этих жалоб.

И теперь дело Кузнецовой рассмотрят 9 марта вновь в апелляционном порядке в Саратовском облсуде – в картотеке судьей-докладчиком указан Михаил Шувалов.

Сама Лариса Кузнецова характеризует происходящее лаконично и горестно: "Я живу в аду уже шесть лет". Фразу можно вынести эпиграфом в будущую хрестоматию саратовского правосудия, где делу бывшего министра, пожалуй, стоит посвятить отдельную главу.

Если отбросить иронию, то редакция воздерживается от эмоциональных оценок и не желает выступать в какой-либо роли – омбудсмена, адвоката или обвинителя бывшего министра и ее супруга.

Для нас принципиально важно понять, было ли совершено коррупционное преступление и, если да, кто за него ответственен.

Но в случае с Кузнецовой, как, впрочем, и в других заметных уголовных процессах в Саратовской области (возьмем хотя бы свежее дело заммэра Антона Корнеева), истина по делу не является константой, а зависит, похоже, от многих сторонних и внеправовых факторов.

Мэр Михаил Исаев и его верный соратник Антон Корнеев

Неужели от настроения и степени влияния топовых чиновников правительства области или "обкома"?

Или от персонального состава и позиции руководства судов и прокуратуры и, в особенности, от изменчивого характера их взаимоотношений?

Либо от "внутреннего (а, может, "внешнего"?) убеждения" таких судей, как Ермолаев?

Если приговоры и другие судебные решения определяются политической – в широком смысле – конъюнктурой, а процессуальные победы для первых лиц номенклатуры, судов и прокуратуры становятся самоцелью и вопросом личного престижа, то стоит ли в нашем регионе начинать разговор о системной гуманизации наказаний?

Ведь тогда получается, что гуманность зависит не от общефедерального курса (саратовские судьи – самые жестокие в стране, подчеркивает Верховный суд) или верной квалификации преступлений и правонарушений, а от симпатий или антипатий, капризов или вкусов высокопоставленных представителей т.н. региональной элиты?

Это и создает перевернутую правовую реальность, в которой, к примеру, заблудившийся охотник Сергей Терехов сидит в тюремном СИЗО, а бывший мэр Саратова Михаил Исаев – в кресле спикера облдумы.   

В такой системе координат гуманизм может быть только "адресным" и ограниченного использования, "для себя, любимых", а не общепринятым.

Так всегда, чего греха таить, в Саратове последние 30 лет было, но сейчас все это приобретает опасные и гротескные черты. Быть может, антиобщественные и даже антиконституционные.    

Когда уместна игра слов: "Друзьям – все, остальным – произвол".   

Материал подготовила редакция ИА "Взгляд-инфо"

Подпишитесь на телеграм-канал "ИА "Взгляд-инфо". Вне формата": заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.83 1 2 3 4 5

Главные новости