Сергей Курихин: "Оруэлл отдыхает"

15403

31 октября 2022, 17:25

Областная судебная система принимает беспрецедентные решения, которые вступают в противоречия с УПК и Пленумом Верховного суда России. Такое мнение высказал основатель "Взгляда" и предприниматель Сергей Курихин, лично столкнувшийся с "ноу-хау" саратовских судей. Речь может идти о лишении граждан права на защиту, что создает риски злоупотреблений со стороны следователей и прокуроров.

По словам Курихина, сейчас его пытаются привлечь к ответственности за якобы использование подложных актов проверки оружия. Сам он считает уголовное дело "надуманным и несостоятельным, с признаками фабрикации доказательств". Как полагает предприниматель, "абсурдное процессуальное решение принято в угоду прокурору области Сергею Филипенко", который уже четыре года пытается свести с ним личные счеты.

Расследование, убежден Сергей Курихин, ведется предвзято и ангажированно, а судьи, рассматривающие жалобы, пренебрегают незыблемыми принципами состязательности и беспристрастности.

В пользу этого говорит тот факт, что Никита Вдовин (Волжский райсуд) и Владимир Артомонов (облсуд) не приняли во внимание право на выбор адвоката, четко прописанное в 50-й статье Уголовно-процессуального кодекса и предусмотренное постановлением Пленума Верховного суда России от 30.06.2015 №29.

Суть положений: любой гражданин имеет право приглашать защитника по соглашению по своему выбору, устанавливая пятисуточный срок для явки такого защитника.

Курихина этого лишили, как он считает, "по произволу и адресно".

КОММЕНТАРИЙ

Сергей Курихин:

"16 августа я заявил следователю СУ СКР Алексею Плешивину об отказе от двух своих адвокатов. Первый был занят в другом деле, второй пришел не по адресу, указанному следователем. Раз я оказался у них не в приоритете, то логично было отказаться от их услуг. В этом случае УПК и постановление Пленума Верховного суда предполагают, что у гражданина есть право выбрать защитника, и на это есть не менее пяти суток. Сначала Плешивин согласился и назначил мне встречу, с учетом выходных, на 23 августа. Однако уже 17-го числа, на следующий день, проконсультировавшись со своим руководством и наздирающими прокурорами, Плешивин срочно вызвал меня. Я приехал сразу же, и тут выяснилось: ещё вчера, 16 августа, следователь назначил мне госзащитника. Следователь, согласно УПК, лицо процессуально независимое, но разве это согласуется с тем, что действия Плешивина тогда и сейчас корректируются его руководством в режиме онлайн, иногда в моем присутствии? В том числе, какие вопросы и в какой формулировке задавать, на какое число и какое время назначать допросы, кого именно выбрать из адвокатов по назначению. Мне подобрали Игнатьева. Переговорив с этим назначенным адвокатом, стало понятно: он не подходит, его специализация - арбитражная практика, а не уголовные дела. Более того, госзащитник просил, чтобы я признал вину и согласился на прекращение уголовного дела в связи с истечением срока давности, хотя никакого преступления я не совершал. Аналогичные предложения мне делает и Плешивин, что дает основания предполагать наличие между ними сговора.

Из-за расхождения позиций я заявил Игнатьеву отвод, с которым он согласился и подписал соответствующие документы, но следователь отказал. Я обжаловал отказ Плешивина в Волжском райсуде. Судья Никита Вдовин в процессе слушаний ушел в совещательную комнату, снял мантию и побежал на третий этаж, где расположен кабинет председателя Владимира Великанова.

Вернувшись, он оставил без удовлетворения жалобу об отводе Игнатьева. А при рассмотрении уже ходатайства следователя об ограничении времени моего ознакомления с материалами дела, все тот же судья Вдовин на мое ходатайство пригласить защитника Игнатьева на заседание, сообщил мне, что не видит в этом оснований. Многие юристы, узнавшие о решении судьи Вдовина, пожимали плечами, а некоторые даже крутили пальцем у виска, уверенные в том, что вышестоящая инстанция во всем разберётся и удовлетворит законный отвод Игнатьева.

Но они не знали, что моя жалоба попадёт к судье облсуда Владимиру Артомонову, который так же, как и Вдовин, проигнорировал мои доводы, основанные на постановлении Пленума Верховного суда и УПК. Вот так: Оруэлл отдыхает.

С 17 августа я с "моим новым адвокатом" ни разу не встречался и не разговаривал, у меня даже нет номера его мобильного телефона. Сам Игнатьев не приходит на судебные заседания и следственные действия с моим участием, хотя его формально приглашают. Фактически я не могу реализовать конституционное право на защиту.

Я не испытываю иллюзий относительно объективности и беспристрастности моего дела в Саратове, а значит - обязательно обжалую все вынесенные судебные решения в Верховном суде, где, надеюсь, обратят внимание на новеллы саратовских судов.

Что касается самого дела, то в вину мне вменяется, что при проведении реальной проверки условий хранения оружия я должен был убедиться, что перед мной был именно сотрудник полиции, скажем, Иванов, а не Петров. По логике следствия, тот факт, что акт проверки подписан одним сотрудником полиции вместо другого и на него поставили подлинную печать отделения полиции, оказывается, говорит об использовании мной заведомо подложного документа.

Думаю, что каждый человек, который хоть раз в жизни взаимодействовал с государственными органами и учреждениями, согласится, что мало кто проверяет паспорта государственных регистраторов, инспекторов, специалистов МФЦ, просит их предоставить приказы о назначении на должность и должностные инструкции, графики дежурств. Если человек прибыл в форменной одежде для проведения назначенной государственным органом проверки, то, полагаю, что у него имеются необходимые для этого полномочия.

Но персонально в отношении меня прокуратура и следователи руководствуются не здравым смыслом и отсутствием у меня какого-либо умысла, а соображениями иного порядка".

Кампания давления на Сергея Курихина продолжается уже четыре года. Первый этап, продлившийся с 2018 по 2021, можно охарактеризовать как позиционную агрессию. Инструментами стали перманентные проверки бизнеса, иски, попытки возбуждения заведомо бесперспективных уголовных дел.

В 2021 атака перешла в активную фазу - на уничтожение. Это выразилось в экспроприациях,  преследованиях семьи, включая мать, детей, бывшей и нынешней жён, сомнительных процессуальных решениях.

Триггером послужила бескомпромиссная позиция Курихина в вопросах противодействия коррупции, его публичные заявления на эту тему, а также расследовательские материалы нашего агентства, посвященные деятельности представителей региональной номенклатуры и надзорно-правоохранительной системы.

О развитии событий вокруг самого уголовного дела о т.н. подложном документе редакция "Взгляда" обязательно будет информировать своих читателей. Особенно публикации будут интересны и познавательны для юридического сообщества.

Материал подготовила редакция ИА "Взгляд-инфо"

Подпишитесь на телеграм-канал "ИА "Взгляд-инфо". Вне формата": заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 4.02 1 2 3 4 5

Главные новости