Полный текст решения о сносе здания на Октябрьской напоминает манифест истцов

9219

11 февраля, 17:54

Арбитражный суд области наконец-таки опубликовал текст решения по резонансному делу о сносе архитектурной достопримечательности Саратова - здания на Октябрьской, 7, построенного  компанией "Сарград". 

Сама процедура размещения документа в картотеке инстанции напоминала детектив и манипуляции с целью сократить время ответчикам для составления развернутой и мотивированной жалобы.

В пользу этой версии говорит следующее обстоятельство: в тексте решения указано, что оно изготовлено 9 февраля, однако само содержание 35-страничного документа стало доступно только сегодня, 11-го числа, после неоднократных обращений журналистов "Взгляда" к пресс-секретарю арбитража Ирине Тихоновой

Текст судебного акта вызвал оживленную дискуссию в социальных сетях и среди профессионального юридического сообщества. Многие иронизировали над формулировками и выводами судьи Юлии Огнищевой.

Прокомментировали решение и представители ответчика - Надежды Шиловской.

"Мы, безусловно, ознакомились с решением суда первой инстанции. По нашему мнению, подобное решение не соответствует требованиям закона, а ряд важнейших обстоятельств, на которые мы неоднократно обращали внимание судьи, просто в этом решении проигнорированы, им не было дано никакой правовой оценки.

Суд очень подробно описал проекты перспективного развития музея под строительство современного музейного комплекса, на который как до 2009 года, так и с 2009 по настоящее время не выделялись денежные средства, не разрабатывались проекты строительства, историю "выкорчевки" пней "Молодой гвардией". В решении подробно цитировалась переписка руководства музея с исполнительными органами власти Саратовской области – комитетом по управлению имуществом Саратовской области, министерством культуры Саратовской области, в связи с чем, сделан вывод, что музей всегда имел намерение использовать позже предоставленный нам земельный участок для своей деятельности.

К сожалению, суд не стал описывать и как-либо анализировать  то обстоятельство, что еще в 1997 году музей сам согласовал изъятие у него другой части земельного участка площадью 545 кв.м - для строительства многоквартирного жилого дома. И это даже несмотря на то, что эта земля попадала в охранную зону памятника культуры, которым является здание музея.

Здесь же необходимо обратить внимание и на, что участок, который мы приобрели на праве аренды, после отказа музея, два года, с 2010 по 2012 год, находился в распоряжении казны Саратовской области.

В этот период прокуратурой Саратовской области проводилась проверка законности отказа музея от прав на земельный участок. Прокуратурой опрашивались должностные лица музея, в том числе директор Валентина Жукова, делались запросы в комитет по управлению имуществом, министерство культуры Саратовской области, которые подтверждали законность отказа, никаких нарушений закона установлено не было.

Сам музей за два года, несмотря на то, что земельный участок публично - через средства массовой информации - предлагался к продаже, а потом в аренду, ни разу не обратился с заявлением о предоставлении ему данного земельного участка повторно.

Аналогичным образом судом сделан вывод о том, что действия Жуковой и министерства культуры были явно недобросовестными, являлись злоупотреблением правом и незаконным содействием государственно-частным партнерам.

Однако, в чем такое злоупотребление проявилось, кто являлся некими государственно-частными партнерами суд указывать не стал.

Хотя каких-либо соглашений о государственно-частном партнерстве, по нашим данным, в отношении данного участка никогда не заключалось.

Тут же необходимо напомнить, что участок на праве аренды был предоставлен только через два года после его отчуждения уполномоченным государственным органом.

Мы допускаем, что у разных органов государственной власти может быть разная точка зрения по вопросу использования участка, однако в конечном итоге, было принято решение о его отчуждении, которое было согласовано все органами государственной власти, проверено прокуратурой.

Каким образом может быть обеспечена стабильность гражданского оборота и неприкосновенность частной собственности, если через 10 лет все органы государственной власти с легкостью ее пересматривают, а все убытки оставляют гражданским лицам?

На наш взгляд, подобное недопустимо.

Выводы суда о том, что земельный участок не должен был изыматься и не мог быть разделен, крайне лаконичны, и, к сожалению, каким-либо нормативным обоснованием не подкреплены, в связи с чем, крайне трудно судить, какими положениями закона руководствовался суд.

Равным образом указанная судом обязанность комитета по управлению имуществом Саратовской области запросить всю переписку руководства музея и уполномоченных органов для принятия решения об отказе от права на земельный участок, как и выводы о незаконности изменения вида разрешенного использования, прямо противоречат статье 53 Земельного Кодекса и статье 35 Градостроительного Кодекса.

Ссылки на притворность сделки по замене стороны в обязательстве, якобы с целью скрыть другую сделку, на каких-либо объективных доказательствах не основаны. Суд не указал, какая сделка в итоге была скрыта, и какие иные правоотношения в итоге возникли, хотя в рассматриваемом случае произошла только замена арендатора участка без изменения каких-либо условий договора.

Крайне спорными, на наш взгляд, являются и выводы суда о самовольности постройки и соблюдении истцами сроков исковой давности. По мнению суда, музей и правительство узнали о нарушении в 2021 году из письма прокуратуры области.

Непонятно, по каким причинам суд не стал принимать во внимание то обстоятельство, что об отказе в праве на земельный участок истцы в лице уполномоченных органов знали с 2010 года, после чего сами предоставляли земельный участок в аренду, проверяли соответствие построенного здания требованиям строительных норм и правил.

Данные выводы суда, по нашему мнению, являются лишь переписанным предположением истцов, которое противоречит имеющимся в деле доказательствам.

Вообще, необходимо отметить, что с точки зрения юридической техники, само решение более напоминает проект, подготовленной одной из сторон по делу.

Текст решения содержит множество неюридических формулировок, не свойственных судебным актам, к примеру, "боролась за него", "благие цели", подробно представляет позицию только одной стороны по делу (в данном случае истцов) и практически не содержит оценку возражений другой стороны. По жанру же напоминает манифест заявителей по делу.

Как следует из аудиозаписей судебных заседаний и картотеки дел, проекты решений в соответствии с требованиями Арбитражного процессуального кодекса РФ суду не представлялись, в связи с чем помимо обжалования судебного акта, мы обязательно обратимся с жалобами по данному вопросу", - прокомментировали представители Надежды Шиловской.

Ссылки по теме:

Президент FIABCI-Италия Антонио Кампаньоли о здании "Сарграда": "Заслуживает статуса памятника культурного наследия"

Спор о судьбе одного из красивейших зданий Саратова показал раскол между гражданами и чиновниками

Снос здания на Октябрьской. Солидарность бизнесменов, реакция соцсетей, сбор подписей

Арбитраж по иску чиновников решил снести одно из красивейших зданий Саратова

"Адъютант своего превосходительства"

"Разрушай и властвуй"

"Коттеджная" месть Сергея Филипенко"

Материал подготовил Андрей Триадский

Подпишитесь на наши каналы в Telegram и Яндекс.Дзен: заходите - будет интересно

Подпишитесь на рассылку ИА "Взгляд-инфо"
Только самое важное за день
Рейтинг: 3.17 1 2 3 4 5

Главные новости